Главная > Люди > Рута Ванагайте о современной Европе, Холокосте и антисемитизме.

Рута Ванагайте о современной Европе, Холокосте и антисемитизме.


24-05-2018, 11:42. Разместил: RuBel
 

23 мая в  Брюсселе в присутствии высокопоставленных европейских политиков и бельгийского истэблишмента писательница Рута Ванагайте получила награду от Совета раввинов Европы в знак признания ее усилий по сохранению памяти о Холокосте через ее романы, которые оспаривали отношение литовцев к евреям во время Второй мировой войны.
 Наряду с премией Руте Ванагайте Совет раввинов  Европы  присудил премии также президенту Европарламента  Антонио Таяти и вице-президенту  Еврокомиссии Францу Тиммермансу за  неоспоримый вклад  в борьбу с нарастающей в Европе  ксенофобией и антисемитизмом.


 Роман Руты Ванагайте «Наши» и ее гражданская позиция  вызвали огромный резонанс в Литве, весь тираж книги был изъят из продажи, а  само имя писательницы вместе с другими ею книгами находятся  под негласным запретом в  Литве. 


 Мы побеседовали с писательницей  после получения  премии о корнях антисемитизма, судьбе ее книг и планах.


RR: Рута, прежде всего разрешите  Вас поздравить с получением престижной премии и пожать вам руку в знак поддержки. И сразу вопрос : что сейчас с продажей ваших книг? Насколько известно все магазины Литвы отказались их продавать, а оставшийся тираж вернули вам  обратно.
RV: Да, верно. Все мои книги, их 6, а не только эта, перестали продавать. Магазины не хотят  помогать мне,  запрета на продажу нет, но резкая реакция населения вынудила магазины отказаться от продаж книг. Я открыла интернет-магазин, но вы знаете, читатели всегда хотят предварительно полистать книгу, пощупать, ощутить ещё. Книга  это больше чем предмет интерьера, у читателя  должна возникнуть связь с писателем, а продажи через Интернет  лишают его этой возможности.  Есть и другая проблема. В Литве скоро примут закон, запрещающий продажу книг или распространение информации, искажающей историю страны. Поводом для принятия  этого закона как раз и послужил выход книги  «Наши». Общество стало спорить, сильно  разделилось не в мою пользу, и вопрос что делать с такой книгой привёл политиков к идее издать закон, наказывающий  за издание  информации, противоречащей официальной  доктрине. Так что я невольно послужила причиной ввода цензуры  в Литве (с грустью,- прим. RR). Замечу еще раз –   у всех, кроме литовцев, есть возможность купить эту книгу.  Но я хочу чтобы ее прежде всего читали в Литве, а люди  либо боятся говорить об этом, справедливо опасаясь, подвергнуться как и я, агрессии, либо открыто призывают уничтожить и запретить книгу.  Если закон выйдет, то эту книгу точно запретят к продаже и людей будет ждать наказание за хранение и распространение  этой книги. Но кто будет решать что  правильно в истории? Какой  орган?  Мы вернёмся к практике, существовавшей в СССР. А я хочу, чтобы Литва  была нормальной,  европейской демократической страной. Мои книги были изъяты  в один день. В тот же день знакомая побежала в магазин, схватила книгу, пошла к кассе и ей отказались продавать, объяснив тем, что книги решено вернуть писательнице. До этого дня я не представляла себе такой ситуации. Я была свободным, обеспеченным и, как мне казалось, защищённым в своей стране человеком. Меня знали и мои  книги пользовались успехом. Мне казалось, что мне невозможно ничего запретить, я имею своё мнение и имею право его высказывать. Но, как говорят в спецслужбах, на каждого есть рычаг и на каждого можно надавить. Меня утешает то, что может быть в  России меня бы посадили, а в Литве  просто  выкручивают руки (с сарказмом).


RR: Один  из способов  придать все дело огласке – это снять фильм по книге. Вам уже поступали предложения? И если -да, поступали, то Вы его приняли? Не боитесь, что станет совсем невыносимо?
RV: Да, конечно, американец  один будет снимать, но , мне кажется выйдет скучновато. Посмотрим. Хуже мне не станет, из страны не выгонят. Единственное, может  быть какой-то ультра-психопат что-то сделает. Это возможно. Иногда обстановка вокруг меня очень сильно накаляется и тогда всегда есть угроза какой-то личной мести. Сейчас некоторые «патриоты»  если меня видят на улице, то просто плюются, но могут сделать что-то и посерьёзнее.  Но я  об этом стараюсь не думать. 


RR: Рута, для поколения 18-летних война и все, что в это время происходило с евреями довольно абстрактная вещь. Как им объяснить что такое антисемитизм ? Откуда он берётся?
RV: Антисемитизм сидит в генах. Я  попробую объяснить. Всех людей учат – есть свет и есть зло, есть  дьявол и еврей  это земное воплощение  дьявола. На протяжении сотен лет в христианской религии говорилось, что  дьявол сидит в евреях. Этот страх и ненависть у многих на генетическом уровне. Ненависть, как  эмоция, есть у каждого человека и людям нужен ощутимый объект ненависти, объект,  на который  они могут выплёскивать свой негатив, разочарование  от неудачной жизни. Сейчас христианская вера в Европе слабеет, может быть со временем молодые люди, которые  не так религиозны, которые мыслят более глобально, они освободятся от этого гена антисемитизма. Также большое значение имеет образование и просвещение. Темные, плохо образованные люди, люди из прошлого, они  мало знают, они верят. Вера им заменяет знание. Они будут верить в то, что евреи коварные, злобные и т.д. Сейчас антисемитизм маскируется под критику Израиля. Большинству людей Восточной Европы глубоко безразлична Палестина, зато они живо озабочены «израильской агрессией». Они критикуют Израиль, потому что не хотят открыто быть обвинёнными в антисемитизме. А так, критикуя политику государства  Израиля, они маскируют свою ненависть к евреям. Это так.  2000 лет христианскую Европу учили ненавидеть евреев. Это в генах у большинства и должно пройти ещё много поколений прежде чем это исчезнет. Похоже, что люди верят в существование дьявола больше, чем в Христа.


RR: Над чем вы сейчас работаете? Вы ушли от этой сложной темы?
RV: Нет, я  не могу. Единственный способ в данной ситуации  - это идти дальше. В Литве меня никто не поддерживает, кроме моих детей и пары родственников. Нет никаких спонсоров, фондов, чтобы  там  не говорили. Люди  могут поддержат меня через Фэйсбук, но литовцы даже этого боятся, потому что «лайк» это открытая информация. Никому не хочется  быть обвинённым в  дружбе с «агентом Путина» и « еврейским лобби». Многие люди в Литве меня поняли, но они сидят тихо из-за чувства самосохранения. Я патриот своей страны и думала, что моя страна созрела для правды. Мы  должны покаяться, но  это трудно. Немцы это сделали, так как им не на кого было сваливать свою вину. А нам - есть на кого, на немцев. Но уровня сознания того, что  это МЫ сделали, а не немцы – мы похоже пока  не достигли этого уровня. Я думаю, все встанет на свои места с течением времени. Многие, кто выступает против меня, просто защищают своих родственников, которых они знали лично.


RR: Рута, мы желаем вам сил, терпения, мужества и удачи в вашей работе. И еще раз поздравляем с  высокой наградой, она и есть признание того, что вы все делает правильно.


Комментарии редакции: 23 мая в  главной синагоге Бельгии прошло вручение премий Совета раввинов Европы. Премия европейского еврейства имени лорда Якобовица присуждена президенту Европейского парламента Антонио Таяни и первому вице-президенту Европейской комиссии Франсу Тиммермансу. Премию Раввина Моше Розена получила литовская писательнице Рута Ванагайте.


На фото:третий слева-главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт, Президент Совета раввинов Европы, литовская писательница Рута Ванагайте, главный раввин Бельгии Альбер Гиги, президент Европейского парламента Антонио Таяни,Франс Тиммерманс - вице-президент Еврокомиссии.

ПОДРОБНЕЕ О ЦЕРЕМОНИИ И ПРЕМИИ (НАЖАТЬ).

Речь Руты Ванагайте на церемонии.

Dear Rabbi Pinchas Goldschmit,
Dear patrons and members of the Conference of European Rabbies,  
Your excellencies President of the European Parliament Mr. Antonio Tajani and First Vice-president of the European Commission Mr. Frans Timmermans,
Distinguished guests,

I am not a Jew and I am not a hero. I am not even a particularly brave person. I am simply a middle aged woman with a heart.
For 55 years of my life I was quite ignorant about what happened during the Holocaust in my country. Like most Lithuanians, I knew that 200 000 Jews had been murdered by the Nazis with the help of some local degenerates.
200 000 was just a number for me, as it was for  most of my countrymen. The numbers don‘t make your heart beat, and besides these Jews were not our people. They were Jews. The killers were also not our people. They were the killers. The history of my country is a story of the suffering and heroism of our people.
And then one day, four years ago, in May 2014 by pure accident, I discovered that 2 members of my family had taken part in the Holocaust. I know that my grandfather and my aunt‘s husband did not  personally shoot anybody, but they were part of the bureaucratic machine that carried out the murders. They either compiled lists of those to be killed, or organized the shootings, and later were rewarded for their assistance. They did so out of  love for Lithuania, and out of loyality to their own people, and since Jews were not their own people, so they had to go.
That day, my eyes opened widely. That day, I started my lonely trip into the black hole of the Shoa in Lithuania, into the KGB archives and the historical books. I had to find out the truth. And I found it, and that truth was shocking. I felt I had to tell about my discovery to other people in my country. Who, if not me, would do this?

After 6 months of reading the historical books, protocols of the investigations and confessions of the perpetrators, I had to start another long trip, this one into the depths of Lithuanian forests, where 227 mass graves are hidden from peoples‘ eyes. I was not alone – for this mission I had an important companion,  Nazi-hunter Dr. Efraim Zuroff of Simon Wiesenthal Center in Jerusalem, who is named for his great uncle, Rabbi Efraim Zar, a rosh yeshiva who was murdered with hs wife and two sons in Lithuania. We went to visit tens of old people living right near the pits. Nobody in 75 years had ever asked them what they saw next to their homes in 1941.  At every mass murder site we visited  in Lithuania and Belarus, I heard Efraim Zuroff  reciting Kaddish in memory of the victims, and I saw him crying. Crying for his people.
The book came out. A very simple book that anyone could read and understand. Its title was very simple: „Our People“. This book became a real wake-up call for my country, a wake-up call from lethargy and self-deception that lasted for 75 years.
This book was very emotional and therefore it could open the eyes of many Lithuanians and made them see the faces of the victims, as well as the faces of murderers. The book made them finally realize that the perished Jews were not just a statistic. They were people. Our people. And the perpetrators were our people as well. The book made many of my countrymen see the history of our homeland in a different light. More accurate, more human.
But it was not only about the history. To this day, many of my countrymen still have nice Jewish things in their homes and their grandmothers‘ golden teeth might have belonged to someone else in 1941. The book made them aware of this, and this was not a pleasant discovery.
 „Our People“ became a runaway bestseller inspite of angry voices of the Lithuanian political elite accusing the book of being not just a book, but a project coordinated by hostile foreign forces and a threat to national security.  There were more angry voices – those of some of  my relatives and friends who felt I was betraying my family and my own people. Was it sad? Yes. But it was a price I had to pay.
No price can be too high, when it comes to the truth. Half a year ago,  in October 2017, the book „Our People“ was suddenly removed from all Lithuanian bookstores, together with all my other books, 27 000 copies altogether, after I questioned whether an anti-Soviet resistance leader was worthy of being honored by the Parliament. All my books are piled in my garage now and no bookstore in Lithuania would accept them. And still I firmly believe that the process of healing and reconciliation in my country has started and nobody can stop it for too long.  Nobody can stop the river of truth once it starts flowing.
In conclusion,  I have a confession to make. After I wrote the book, the 227 mass Holocaust graves scattered in the beautiful pine forests of Lithuania have become more important to me than the graves of my grandparents and my parents. When I think of my family, I know they lived a long life and died peacefully when their time expired. Their individual graves are beautifully decorated. When I think of the mass graves of 200 000 Holocaust victims, I don‘t see the numbers: I see what I read in one of the testimonies of the killers.
I see a Jewish father lying in the pit face down on top of 3 layers of other victims who were shot before him.  He is holding his son. His Lithuanian killer later said he was trying to be merciful and he shot the father first, so the father would not see his child‘s death. I think of the entry wound in the father‘s skull that is 0,3 centimeters wide, and the exit wound that is 3 centimeters wide. Ten times bigger, since the killer was given an explosive bullet. The skull of the boy is intact  - many children in the pits were buried alive.
I know that 77 years later, the father is still holding his child. He will hold him forever. I can promise you what I already promised to Efraim Zuroff at the end of our mission - I will not abandon them, as long as I live.  
Thank you for the award. It will give me a lot strength.



Вернуться назад